+38 (067) 233-69-29
menu
person

Рим

Для советских спортсменов эти слова оказались пророческими. В Риме их ждал триумфальный успех. Он не укладывался ни в какие прогнозы. То, чего достигла команда Советского Союза, было самым замечательным результатом за все современные игры. Если в Мельбурне разрыв между нашей командой и командой США составлял 126,5 очка, то в Риме он достиг 219,5. Наши олимпийцы завоевали 43 золотые медали, спортсмены США — 34. В общекомандном подсчете золотых, серебряных и бронзовых медалей американские спортсмены тоже остались далеко позади: СССР—103, США - 71 медаль.

Каждый раз, когда на берегах Тибра раздавались торжественные звуки Гимна страны Советов, в историк, олимпийского спорта вписывались новые замечательные страницы. Одни имена сменялись другими. Дважды в один день поднялась на пьедестал почета Антонина Середина — победительница в гребле на байдарке, дважды в ее честь в голубое небо взвивался красный флаг с серпом и молотом.

Отлично выступили советские фехтовальщики. Виктор Жданович острием клинка заставил признать себя побежденными лучших рапиристов мира. Его победа привела в недоумение «мушкетеров» Франции, Италии, Венгрии, Испании — стран, которые были колыбелью фехтовального искусства.

В Мельбурне наибольший накал спортивных страстей вызвало выступление Владимира Куца, в Риме — прыгунов в высоту Роберта Шавлакадзе, Валерия Брумеля и штангиста Юрия Власова.

Американцы не сомневались в том, что золотая медаль за прыжки в высоту достанется им, ведь недаром они из-зa океана привезли в Рим «феноменального Томаса — «человека-кенгуру», который у себя дома брал высоту в 2 метра 23 сантиметра. Был выпущен даже плакат, на котором Томаса изобразили на фоне прыгающего кенгуру. Под плакатом была броская надпись на пяти языках: «Джон Томас не имеет противников! «Человек-кенгуру» уверен в победе! Он завоюет золотую медаль».

Уверенный в своей победе, Томас начал прыгать только с высоты 2 метра 14 сантиметров, в то время как остальные спортсмены начали прыжки чуть ли не с 1 метра 90 сантиметров. И тут-то произошел конфуз,  Джон Томас, которому пророчили легкую победу, с большим трудом, только с третьей попытки, берет свою первую высоту. К этому времени все виды соревнований на стадионе окончились. Спустилась ночь. Мощные прожекторы выхватили из темноты сектор для прыжков, и более 100 тысяч человек, затаив дыхание, наблюдали, как в неповторимом броске преодолевал планку замечательный советский спортсмен Роберт Шавлакадзе.

Взята высота в 2 метра 16 сантиметров. Томас этот рубеж преодолеть не смог. Миф о «человеке-кенгуру» рухнул.

«День триумфа СССР!» — кричали газетчики на следующее утро.

Выступления штангистов проходили в тяжелых условиях. Соревнования длились всю ночь и закончились лишь к утру. Советским атлетам нужно было обладать не только колоссальной физической силой и техникой, но и проявить большую выдержку, дисциплину. В сумме трех упражнений Юрий Власов набрал 537,5 килограмма.

Русский богатырь побил официальный рекорд мира на 25 килограммов и стал олимпийским чемпионом.

Римская олимпиада показала, как высоко выросло мастерство советских спортсменов. Спорт у нас стал массовым, всенародным. К началу олимпийского года советские спортсмены 181 раз улучшали рекорды страны, треть из них превышала мировые рекорды.

Победа советских спортсменов означала не только спортивный успех, но и превосходство нашего социального строя. Хорошо по этому поводу писала итальянская газета «Унита» в передовой статье «Победил СССР».

В этой статье говорилось, что «победа советских спортсменов является вместе с тем новым успехом той организации общества, которая уже дала столько доказательств своего превосходства в области науки, техники, культуры, утверждая самые высокие качества человека, впервые в истории получившего возможность полностью проявить все свои способности».

 

Если белорусские спортсмены в Хельсинки еще делали неуверенные шаги по дороге большого спорта, а в Мельбурне их поступь только крепла, то в Риме одиннадцать посланцев Белоруссии уже шагали в ногу с ведущими мастерами спорта. Это были легкоатлеты В. Булатов, В. Горяев, М. Иткина, фехтовальщики А. Павловский, Т. Петренко, А. Чернушевич, борцы О. Караваев, Н. Чучалов, гребцы Л. Гейштор, С. Макаренко и гимнаст II. Милигуло.

Первые вести о выступлении белорусских спортсменов пришли с живописных берегов озера Альбано — огромной чаши в кратере потухшего вулкана. Там проходили состязания в гребле. В финальном заезде каноэ- двоек на дистанцию 1000 метров приняли старт шесть сильнейших команд и среди них советская —два представителя Белоруссии: С. Макаренко и Л. Гейштор. Интересно, что задолго до того, как весла олимпийцев опустились в воду, на страницах газет и журналов уже «точно» были поделены золотые, серебряные и бронзовые медали по гребле. Несомненное преимущество отдавалось венграм, затем итальянцам и американцам. О белорусах никто и не вспомнил. Как и в давние годы, зарубежные «специалисты» считали, что Белоруссия — страна лесов, болот и полей. Какие же могли быть в ней гребцы? То ли дело венгры. У них есть всему миру известное озеро Балатон. А американцы?! Разве не их страна — родина пирог с одним веслом, так трогательно воспетых Лонгфелло в «Песне о Гайавате»!

Все это было так. Но если бы любители спортивных прогнозов более подробно познакомились с описан нем белорусских рек и озер, они бы осмотрительнее делали выводы.

Известный этнограф Ф. Ставровнч еще в середине XIX в. писал: «Нарочанец в телодвижениях и манере неуклюж. Но вот он плывет в лодке на своем родном озере! Здесь нельзя узнать этого человека. Ни сильная волна, ни буря не устрашают его. Стоя на своем челноке, он быстро несется в незримую даль и среди волнующейся стихии всегда смел и отважен, действуя одним веслом с полным присутствием духа и ловкости. Для него почти все равно, спокойно ли озеро, бурно ли оно, плывет ли он днем или ночью».

Сейчас трудно утверждать, что наши олимпийцы были прямыми потомками нарочанских смельчаков, но ясно, что быстрая езда на челноках с одним веслом была давным-давно знакома тем, кто жил на берегах многочисленных озер и рек Белоруссии. И на озере Альбано С. Макаренко и Л. Гейштор завоевали золотые медали, оставили позади себя и итальянцев, и венгров, и американцев.

В 20 километрах от Альбано, в спортивной зоне «Форо Италико», в романтичных развалинах «Базилики ди Массенццо», построенной еще в IV веке, проходили состязания в борьбе. Здесь опять белорус Олег Караваев достиг олимпийских высот. В тяжелых поединках с норвежцем Твейтеном, японцем Осигуши и румыном Чернеа он вышел победителем. Перед восторженными зрителями Караваев продемонстрировал своеобразие белорусской школы борьбы. «Маленький чудо-богатырь» стал одним из героев олимпиады.

Хорошо выступили известные белорусские спортсмены Владимир Горяев и Николай Милигуло. Владимир завоевал серебряную медаль в тройном прыжке, а Николай — серебряную медаль в командном зачете по гимнастике.

Под крышей «Палаццо де конгресси» нашли приют лучшие фехтовальщики мира. Кроме личного разыгрывалось и командное первенство. Вместе с экс-чемпионом мира Валентиной Растворовой большого успеха добилась студентка Белорусского политехнического института Татьяна Петренко. Они набрали одинаковое количество побед в командном зачете и стали чемпионками Олимпийских игр. Более скромные, но не менее почетные спортивные трофеи — бронзовые медали получили фехтовальщики Александр Павловский и Арнольд Чернушевич.

Но... рядом с успехом идут и неудачи. Часто они и не зависят от спортсмена.

В предварительных соревнованиях Владимир Булатов получил серьезную травму, и ему пришлось отказаться от дальнейшей борьбы.

Но там, где есть дружба, спортивная солидарность, неудача не так горька. Теплым трогательным вниманием окружили минчанина спортсмены различных стран. Вечерние газеты поместили снимок, как американский и финский прыгуны несут на руках пострадавшего товарища, к Владимиру нескончаемым потоком приходили гости — спортсмены разных стран. Булатову не удалось украсить свою грудь олимпийской медалью, зато он увез из Рима чувство большой человеческой дружбы.

XVII Олимпийские игры, как ни одни из предшествующих, были пронизаны благородным чувством братства и дружбы, ради которого древние греки зажгли священный огонь мира в Олимпии на берегу Алфея.

11 сентября, поздно вечером, в день закрытия XVII Олимпийских игр, когда темнота окутала стадион, итальянские матросы осторожно спустили олимпийский флаг. Над центральной трибуной вспыхнули тысячами огней слова: «Арриведерчи а Токио, 1964»

XVII Олимпийские игры

XVII Олимпийские игры

XVII Олимпийские игры

XVII Олимпийские игры

Категория: Олимпийские Игры | Добавил: sport (2013-12-12) | Автор: avangardsport.com
Просмотров: 878 | Рейтинг: 0.0/0